Заключение по обращению гражданина И.Н. Абатурова о разработке проекта федерального закона, предусматривающего конфискацию автомобиля за повторное в течение года управление транспортным средством в нетрезвом состоянии, в том числе у собственника, выдавшего доверенность на управление транспортным средством

Заключение по обращению гражданина И.Н. Абатурова о разработке проекта федерального закона, предусматривающего конфискацию автомобиля за повторное в течение года управление транспортным средством в нетрезвом состоянии, в том числе у собственника, выдавшего доверенность на управление транспортным средством

Экспертиза по обращению гражданина И.Н. Абатурова о разработке проекта федерального закона, предусматривающего конфискацию автомобиля за повторное в течение года управление транспортным средством в нетрезвом состоянии, в том числе у собственника, выдавшего доверенность на управление транспортным средством (далее – Обращение гражданина) проведена в соответствии с предложением председателя комитета Законодательного Собрания Нижегородской области по вопросам государственной власти области и местного самоуправления.

Ознакомление с Обращением гражданина позволяет сделать следующие основные выводы:

1.        Действительно, применяемое к лицам, виновным в управлении транспортным средством в состоянии опьянения, административное наказание в виде лишения права управления транспортным средством, было эффективным не всегда. Поэтому с 1 июля 2015 года введена административная преюдиция – за повторное совершение подобных правонарушений введена уголовная ответственность по ст. 264.1. Уголовного кодекса Российской Федерации «Нарушение правил дорожного движения лицом, подвергнутым административному наказанию»[1]. Эта норма применяется, но к настоящему времени нет объективных данных, позволяющих судить об эффективности применения уголовной ответственности по ст. 264.1 Уголовного кодекса Российской Федерации и, соответственно, о необходимости введения наказания, предложенного в Обращении гражданина.

Статистические данные о количестве водителей, количестве ДТП, причинах ДТП и иных данных требуют более тщательного анализа – например, к числу так называемых «пьяных» административных правонарушений относится и отказ от прохождения медицинского освидетельствования, что само по себе не означает, что водитель находился в состоянии опьянения.

Кроме того, предложение о внесении изменений именно в КоАП Российской Федерации не имеет под собой должных правовых оснований. Конфискация орудия совершения правонарушения или предмета правонарушения предусмотрена ст. 3.7. КоАП Российской Федерации и гл. 15.1 Уголовного кодекса Российской Федерации. При этом конфискация в силу требований ч. 2 ст. 8, ст. 35, ст. 51 Конституции Российской Федерации может быть применена только к лицу, виновному в совершении правонарушения.

Да, есть зарубежный опыт применения конфискации транспортных средств: например, в Республике Беларусь изменена ч. 6 ст. 61 Уголовного кодекса Республики о конфискации имущества[2]. Обращаем внимание – конфискация транспортного средства в данном случае рассматривается исключительно как институт уголовного права. Важно, что из почти 200 стран, входящих в ООН подобный институт введен относительно недавно только в нескольких государствах и его эффективность детально не изучена.

В России идея введения конфискации транспортного средства – орудия совершения административного правонарушения не нова: ранее в Государственной Думе Российской Федерации были рассмотрены и отклонены проекты федеральных законов № 385629-6 «О внесении изменения в статью 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях»[3] и № 557585-6 «О внесении изменения в статью 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях»[4], в котором вопрос с конфискацией транспортного средства – орудия совершения правонарушения предлагалось решить иначе: только принадлежащего на праве собственности лицу, привлеченному к административной ответственности за данное административное правонарушение, а для лиц, не являющихся собственниками транспортных средств предусматривается административный арест (проектируемая часть 3 статьи 12.8 Кодекса) и административный штраф в размере пятидесяти тысяч рублей (проектируемая часть 4 статьи 12.8 Кодекса). Полагаем, перспектив введения конфискации транспортных средств как орудия совершения указанных в Обращении гражданина административных правонарушений нет. Так, в проекте Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, размещенного для общественного обсуждения на портале Государственной Думы Российской Федерации, содержание ст. 3.7 (конфискация) и норм, предусматривающих составы административных правонарушений 12.7 и 12.8 КоАП РФ без изменения перенесены в проект КоАП РФ, соответственно ст. 4.9, 21.7 и 21.8.

2.        Новация, указанная в пункте 2 Обращения гражданина, предполагает введение уникальной юридической конструкции – конфискация (обращение имущества в доход государства) транспортного средства и возмещение ущерба потерпевшему не за счет правонарушителя, а уже за счет государства?! Сама идея формирования некоего фонда, за счет которого будет возмещаться вред потерпевшим от ДТП с участием водителей, находящихся в состоянии опьянения, требует обсуждения, поскольку в настоящее время ОСАГО в таких случаях не применяется и возмещение вреда осуществляется в порядке гражданского судопроизводства. Но источником формирования данного фонда орудия правонарушений служить не могут.

3.        Пункты 3-6 Обращения гражданина связаны внесением изменений в иные, кроме УК РФ и КоАП РФ документы: ст. 185-189 Гражданского кодекса Российской Федерации (введение обязательной нотариально удостоверенной доверенности на управление транспортными средствами), законодательство о полиции (ведение реестра доверенностей на управление транспортными средствами, изменения порядка доступа к базам данных ГИБДД) и т.п. Значительная часть предложений предполагает неоправданное усложнение административных процедур, расходящееся с концепцией совершенствования государственного управления.

4.        Также отметим, что помимо нахождения в совместной собственности, транспортные средства могут быть совместно нажитым имуществом супругов, собственностью банка (при приобретении автомобиля в кредит), могут находиться в государственной или муниципальной собственности – единый режим конфискации установить будет сложно.

5.        Обсуждаются различные варианты противодействия правонарушениям, указанным в Обращении гражданина, в том числе:

на портале «Российской общественной инициативы» обсуждались и обсуждаются инициативы: № 25Ф474 об изъятии автомобиля в доход государства (сбор подписей закончился 15.04.2014 – вместо необходимых 100.000 голосов, инициатива набрала 2.061 голос в поддержку и 978 – против) и № 28Ф18548 о конфискации транспортного средства (сбор подписей идет до 10.02.2016 – в поддержку набрано 1.114 голосов и 445 – против);

рассуждения о том, что транспортные средства являются источником повышенной опасности, но, в отличие от оружия, транспортные средства изначально не предназначены «для поражения живой силы противника» и выполняют утилитарную роль перемещения людей и грузов;

предложения ввести повышение ставки ОСАГО для лиц, подвергавшимся наказаниям за подобные правонарушения или отказа в заключении договоров;

упрощения процедур проверки на состояние опьянения;

введение наказания в виде запрета продажи алкоголя лицам, подвергавшимся наказаниям за подобные правонарушения или даже пожизненного лишения права управлять транспортным средством;

создание базы данных этих нарушителей на сайте Правительства области;

установления дифференцированных наказаний в зависимости от степени опьянения, в том числе прогрессивной шкалы штрафов и т.п.

Изложенное позволяет заключить: идеи, высказанные в обращении гражданина И.Н. Абатурова по разработке проекта федерального закона, предусматривающего конфискацию автомобиля за повторное в течение года управление транспортным средством в нетрезвом состоянии, в том числе у собственника, выдавшего доверенность на управление транспортным средством, требуют дополнительного изучения и обоснования.

 

Председатель совета
Б.Е. Шахов

 

Член научно-консультативного совета при Законодательном Собрании Нижегородской области

К.ю.н., доцент
А.Р. Лаврентьев




[1] «Наказывается штрафом в размере от двухсот тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет, либо принудительными работами на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет, либо лишением свободы на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.»


[2] Дополнена предложением: «Независимо от права собственности подлежит специальной конфискации транспортное средство, которым управляло лицо, совершившее преступление, предусмотренное статьей 3171 настоящего Кодекса (за исключением транспортных средств, выбывших из законного владения собственника (пользователя) помимо его воли или в результате противоправных действий других лиц).»


[3] С мотивировкой: «Предлагаемый вид административного наказания не согласуется с положениями части 4 статьи 3.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, согласно которым конфискация орудия совершения или предмета административного правонарушения, принадлежащих на праве собственности лицу, не привлеченному к административной ответственности за данное административное правонарушение и не признанному в судебном порядке виновным в его совершении, не применяется, за исключением административных правонарушений в области таможенного дела (нарушения таможенных правил), предусмотренных главой 16 Кодекса.

То есть, применение конфискации к лицу или лицам, обладающим совместными с правонарушителем правами на имущество, в данном случае означало бы наказание лица, не совершавшего административного правонарушения, что противоречит части 1 статьи 3.2 Кодекса, в соответствии с которой конфискация орудия совершения или предмета административного правонарушения может устанавливаться и применяться за совершение административных правонарушений.

Отчуждение имущества, являющегося собственностью лица, не совершавшего административного правонарушения, означает нарушение основного принципа административной ответственности о применении наказания только к лицу, виновному в совершении административного правонарушения.»


[4] С мотивировкой: «На наш взгляд, предлагаемые положения законопроекта нуждаются в дополнительном обсуждении и соотнесении с принципом равенства лиц, совершивших правонарушение, перед законом (статья 1.4 КоАП РФ), поскольку конфискация транспортного средства и административный штраф в размере пятидесяти тысяч рублей представляются несоразмерными друг другу наказаниями за одно правонарушение. Представляется некорректным сам подход, который заключается в установлении разных административных наказаний за одно и то же правонарушение в зависимости от наличия права собственности.»